Глухой колокол (легенда)

В нашем народе сохранилась любопытная легенда о “глухом колоколе”. В далекие, прежние времена жил человек один, именем Власий. Не любил народ этого Власия, — крутого нрава был человек.

Никому пощады не давал, кто по нужде попадал в его руки.

Большие богатства имел он, а все ему было мало. Так и норовил, как бы лишнюю копейку сорвать с бедного человека.

Многих разорил он на своем веку, многих пустил по миру.

Время шло, стариться начал Власий, спина колесом согнулась, ноги трясутся, глаза плохо видеть стали.

Повстречал однажды Власий странного человека, что шел с котомочкой за плечами по святым местам.

Остановил его Власий и говорит: Помолился бы за меня, странничек, у святых угодников, чтобы из меня хворь вышла, вот тебе грошик, помолись, батюшка.

Но странный человек не взял денег. Помолиться я за тебя помолюсь, а денег мне твоих не надо... Кровь и слезы на них, на деньгах-то этих...

Рассердился Власий. Никакой, — говорит, — на них крови нету, деньги, как деньги; а не хочешь брать, не надо, нам больше останется...

— То-то, что много, — отвечает странник, — , ишь от тяжести их всю спину тебе скрючило, верно тяжело носить такие богатства, не под силу... с другим бы поделился, глядишь и легче станет.

Сказал это странный человек и ушел, а Власий крепко задумался над его словами.

— А может, и в самом деле, — думал он, — полегчает, коли я сделаю доброе дело.

А в это время в селе новая церковь строилась.

— Пожертвую я в эту церковь новый колокол, — решил Власий;— дело святое. Божье, глядишь и легче станет, да и народ спасибо скажет.

Думал, думал Власий: хочет колокол повесить, да денег жаль. А хворь все сильнее развивается в нем.

— Может, полегчает, пожертвую. — И заказал большой колокол, а на нем надпись велел сделать, что пожертвован он во славу Божию таким-то.

Отлили колокол, привезли, повесили. Власий ходит, на народ самодовольно посматривает — смотрите, мол, каков я есть, ваш благодетель!

Как все было готово, пошел на колокольню пономарь, стал язык раскачивать, а народ стоит вокруг колокольни и ждет первого удара.

Долго раскачивал пономарь язык, наконец ударил, а звука не вышло, а так, не то стон, не то хрип какой-то...

Дивится народ, что, мол, за притча такая? Побагровел Власий, сам полез на колокольню.

— Пономарь-то, — говорит, — видно никуда не годится: ни силы у него нет, ни уменья.

Сам начал раскачивать, ударяет, а звука нет... Отыскался в толпе дюжий парень, силища такая, что смотреть страшно, один нагруженный воз из грязи вытаскивал.

— Дайте, православные, я ударю; авось, у меня силы хватит... Пустили его на колокольню. Живо раскачал язык, ударил, но молчит колокол, только так хрип один несется...

Стал народ молебны служить, но не хочет звонить колокол.

Призадумался Власий. Опять повстречал того же странника и говорит ему: Скажи ты мне, странный человек, что за притча такая, сделал я Божье дело, повесил колокол, а не звонит он.

Посмотрел странный человек прямо в глаза Власию и говорит:

— И не будет звонить!..

— Почему?

— На неправедные деньги сделан он... Но слушай, Власий, научу я тебя, как заставить зазвонить этот колокол... только дорого это будет стоить...

— Ничего не пожалею я, — отвечает Власий, — чтобы зазвонил он, на людей мне смотреть зазорно... Говори, сколько будет стоить... Взял Странник Власия за руку и говорит ему: — Много ты горя сделал бедному люду, многих разорил, никого ты не щадил: ни старого, ни малого, ни больного, ни увечного; много слез пролито по твоей вине... Слушай, ты еще можешь загладить вину свою великую. Раздай свои богатства тем, кого ты обездолил и хворь твоя пройдет, и колокол зазвонит, и помирать легче будет..

Потупился Власий, стоит трясется, а странник продолжает:

— Раздай, Власий, пока не поздно, все равно в могилу с собой не возьмешь... Раздай, говорю тебе...

Заплакал Власий, упал на колени перед странником.

— Спасибо тебе, Божий человек, что просветил меня... пойдем!

Собрал Власий народ возле церкви, перекрестился, поклонился на четыре стороны и говорит:

Простите меня, православные, что столько --.ет грабил вас; берите все мои богатства, ничего мне не нужно; пойду я в монастырь Божий замаливать свои грехи великие... — Бог тебе простит, — кричит “арод. А странник говорит: — Служите, православные, молебен, да бейте в колокол!

И случилось чудо великое. Едва коснулся железный язык колокола, вместо прежнего глухого стона пронеслись могучие раскаты благовеста.

Широкой волной разливается благовест... Весь народ, как один человек, опустился на колени и плачет и крестится...

И начал с той поры звонить этот колокол во славу Божью, а Власий ушел в далекий монастырь, где и сложил свои старые кости.

Запись опубликована в рубрике Энциклопедия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.